kn

ИСТОРИЯ ЗАКЛЮЧЕННОЙ: ПОЗДНЕЕ РАСКАЯНИЕ

Бдительность 25.10.2017, 15:16
Теги: Терроризм, Семья, Религия
ИСТОРИЯ ЗАКЛЮЧЕННОЙ: ПОЗДНЕЕ РАСКАЯНИЕ

Иногда я задумываюсь о том, что мои ровесницы сейчас работают в разных учреждениях и организациях, кто-то продолжает учебу, другие занялись предпринимательской деятельностью, некоторые воспитывают детей. И только я…

А я, в отличие от сверстников, нахожусь за решеткой. В 26 лет, находясь в самом цветущем возрасте, когда должна заботиться о семье, близких, я сижу в тюрьме. Обидно…

Расскажу все с самого начала. Я, заключенная Туракулова Замира (имена и фамилии изменены), родилась в 1990 году в г. Бухаре. После окончания средней школы по желанию родителей вышла замуж за парня из соседней махалли. Но прожили мы недолго, около четырех лет. После развода все семейные проблемы легли на мои плечи. Я понимала, что не могу долго оставаться в родительском доме с двумя детьми. Все время размышляла о том, что же делать. Сестра уже давно жила в России. Слышала, что хорошо зарабатывает. Я решила позвонить ей и попросить помощи.

- Ладно, приезжай, найдем какую-нибудь работу, - сказала, немного подумав, сестра.

Я кое-как нашла деньги на билет и вылетела в Екатеринбург. Сестра отнеслась ко мне с участием, устроила на работу в японский ресторан. Только место работы находилось очень далеко от квартиры, где жила сестра с двумя детьми.

Тетя тоже жила в этом городе, ее дом находился не так далеко от моей работы, подумав, переехала к ней. Все заработанные деньги отправляла родителям и детям, но этого было недостаточно для покупки дома. И тут тетя решила вернуться в Бухару. Мне одной было тяжело платить за квартиру, в которой мы жили вместе. Нужно было искать другое, более дешевое место. Так я начала искать квартирантов для совместного проживания. Вначале жила с семьей из Кыргызстана, но потом приехали какие-то родственники хозяйки квартиры, и мне пришлось съехать.

Хозяйка квартиры, где я поселилась, Умида-опа, была набожной женщиной. Ни она сама, ни ее дочь Нигора не выходили на улицу без хиджаба.

- Сестра, вы ведь мусульманка, на улицу надо выходить в хиджабе, - всегда наставляла она. - Нельзя показывать посторонним свое тело, это большой грех.

Вначале я не обращала особого внимания на ее замечания, но она не отставала - рассказывала о долге мусульманок, о том, что обязательно нужно читать намаз и носить хиджаб. Чем больше я ее слушала, тем меньше понимала, но надела хиджаб и начала читать намаз. Мне казалось, что все, что она говорит - истина.

- Сестра, сейчас мусульман притесняют, - сказала однажды Умида-опа. - Послушайте, если мы не будем помогать своим братьям, то наши молитвы не зачтутся. А если мы поспешим к ним на помощь, совершим джихад во имя Аллаха, все наши грехи будут прощены, и мы попадем в рай.

Я верила каждому слову Умиды-опы. Со мной рядом не было близких, которые могли бы помочь отличить белое от черного, хорошее от плохого. Мне не у кого было спросить совета.Однажды я услышала, что Умида-опа вместе с несколькими знакомыми женщинами собралась в Сирию.

- Умида-опа, что вы там будете делать? Разве воевать и совершать джихад - не мужское дело? - спросила я ее.

- Законы шариата одинаковы и для мужчин, и для женщин, - важно ответила Умида-опа. - Возможно, мы не будем уничтожать неверных, но мы можем помочь, служа моджахедам, вставшим на этот путь. И хотя бы таким образом получим благословение Создателя.

Говоря откровенно, я не совсем поняла ее слова, но сделала вывод, что они едут в Сирию, чтобы выйти замуж. После того, как уехала Умида-опа, я осталась одна. Но ее слова каждый день звучали у меня в ушах: «Джихад является обязательным и для мужчин, и для женщин!».

Совершать джихад у меня не хватало решимости, но я продолжала читать намаз. Моим начальником на работе был русский мужчина. Однажды он узнал, то я читаю намаз, и позвал к себе.

- Послушай, не читай здесь намаз, делай это дома или в другом месте. Здесь же не мечеть.

У меня не было другого выхода - в противном случае осталась бы без работы. Жизнь шла своим чередом. Однажды мне позвонила Вазира-опа - женщина из Кыргызстана, с которой я прежде жила на квартире.

- Замира, вы еще не вышли замуж? - неожиданно спросила она.

- Нет, - удивленно ответила я.

- У меня есть племянник, - сказала Вазира-опа. - Его зовут Акбар, он неплохой парень, читает намаз, хочет завести семью. Не упускай своего счастья.

Она так хвалила племянника, что я и не заметила, как согласилась на свидание. Мы встретились, парень оказался симпатичным, умным, уравновешенным. Мы встречались еще несколько раз, и он вел себя очень уважительно. Я подумала, что он хороший, верующий парень. При очередной встрече он сказал:

- Нехорошо вот так встречаться, грешно. Мне кажется, нам надо побыстрее совершить никах.

Я затаила дыхание от его слов. Он мне очень нравился, и я, как любая женщина, хотела создать семью, получить согласие родителей, сыграть небольшую свадьбу.

- Это позже, - сказал Акбар, когда я поделилась с ним своей мечтой. - Для начала мы пойдем в мечеть и там пройдем никах.

Поневоле пришлось согласиться. В ближайшей мечети над нами совершили обряд никаха. Акбар сказал, что вскоре отправит своих родителей к моим. Мы стали жить вместе. Иногда я ездила к сестре, но ничего не говорила ей о своем замужестве. На душе у меня было неспокойно, казалось, что я не оправдала доверия родителей. Ведь никто из моих родственников не знал о никахе…

Через некоторое время я забеременела. Не знала, что делать - как сказать об этом родителям, сестре? Может, будет лучше избавиться от ребенка, пока не поздно?

- Не смей, - сказал Акбар. - Убийство живой души не будет угодно Аллаху. Я заберу тебя к себе домой, там сыграем свадьбу и сообщим родителям.

От его слов я немного успокоилась. В конце 2014 года Акбар решил отправить меня к своим родителям в Ош.

- Как я одна поеду? - испугалась я.

- Мои родители хорошие люди, - сказал Акбар. - Ты езжай, не беспокойся. Я позвоню им и все объясню.

Он купил мне билет до Оша. Родители Акбара жили в пригороде, в своем доме. Они очень холодно встретили меня.

- Доченька, наш сын поступил необдуманно, - сказал свекор, наклонив голову. - Мы договорились породниться с другой семьей.

Свекровь тоже была не в восторге.

- Я растила сына с такими надеждами! Неужели я отправила его в Россию, чтобы он привел в дом непонятно какую женщину из неизвестной семьи?

А затем неожиданно набросилась на меня:

- Как ты могла, будучи разведенной женщиной, сбить с пути холостого молодого парня? Не побоялась Аллаха?

От этих слов на мою голову как будто обрушилось небо. Я поняла, что ни дня не смогу остаться здесь.

- Пусть сын выбирает или меня, или вот эту, - сказала свекровь мужу и показала на меня пальцем. А потом ушла в дом, закрыв лицо платком.

Свекор выразительно посмотрел на меня, как бы говоря: «Сама виновата».

Разве могла я оставаться в этом доме после стольких оскорблений? Я взяла сумку и направилась к воротам. Никто не предложил даже пиалы чая. Иду, а слезы застилают глаза. Боже мой, за что мне такое? Одна надежда на Акбара. Я позвонила ему. Видимо, Акбар уже был в курсе произошедшего.

- Замира, дорогая, я все понимаю, - сказал он, тяжело вздохнув. - И ты пойми меня. Ведь они мои родители. Если проклянут нас, мы оба будем несчастны.

- Почему вы раньше об этом не подумали? - плача спросила я.

- Все будет хорошо, - убеждал меня Акбар. - Ты сейчас езжай домой, в Бухару. Береги нашего ребенка. Не вздумай избавляться от него. Я скоро поеду в Узбекистан, получу согласие твоих родителей, и мы вернемся в Россию. Будем здесь жить. Мои родители со временем, может быть, поймут.

От его слов мне немного полегчало.

- Вы не бросите меня, да? - с надеждой спросила я.

- Никогда! Если доведется, мы даже в раю будем вместе.

Мне было достаточно этих слов. Ведь я буду жить с Акбаром, а не с его родителями. Эта надежда окрылила меня. Добравшись до границы с Узбекистаном, позвонила родителям. Сказала, что через день-два буду дома.

В Бухаре двое моих детей и родители ждали меня. Я не стала рассказывать им о жизни с Акбаром. Вот пусть приедет и сделает все, как положено. Приехал бы поскорее и спас меня от проблем и безнадежности…

Шли дни, недели, месяцы. Ребенок в моей утробе рос день ото дня. А от Акбара - ни слуху ни духу. Несколько раз звонила, но оператор ответил, что абонент временно недоступен. На душе стало неспокойно. Может, с Акбаром что-то случилось? А если он отправился совершать джихад? Или попал в тюрьму? Тогда почему сам не звонит? Почему телефон не отвечает? День за днем я ждала звонка, но тщетно. И тут я вспомнила о тете Акбара - Вазире-опе. У меня же есть ее номер! Хорошо, что не удалила. Трубку долго не брали, потом послышался ленивый голос Вазиры-опы:

- Слушаю.

- Алло, Вазира-опа, здравствуйте! Это я, Замира!

- Какая Замира? - Она немного помолчала. - Ах, да, это вы, как ваши дела?

- Спасибо, - сказала я и немного замешкалась. - Простите… как поживает ваш племянник? Я не могу дозвониться до него. Он сменил номер?

- А, Акбар, что ли? - опять молчание, мне показалось, она с кем-то шепчется. - Акбар сейчас не в России. Он в Оше.

- В Оше? Простите, не скажете, когда вернется в Россию?

- Он больше не вернется, - сказала Вазира-опа резко - Родители женили его на местной девушке. Теперь не отпустят в Россию.

- Как это?! - закричала я. - Ведь мы муж и жена. Он говорил, что приедет ко мне. Что мне теперь делать?

- Не знаю, сестра, - сказала Вазира-опа и отключила телефон.

Я была в шоке. Все кончено. Теперь все кончено. Неужели такой спокойный, верующий, примерный парень мог так подло обмануть меня? Нет, это невозможно. Он даже не позволил сделать аборт, обещал, что никогда не бросит меня! И Вазира-опа тоже обманула.

Подключив знакомых в Екатеринбурге, узнала телефон Акбара в Кыргызстане. С третьей попытки удалось связаться с ним.

- Алло, кто это? - У меня аж сердце подпрыгнуло от знакомого голоса.

- Это я, не узнали? - произнесла я дрожащим голосом.

Акбар помолчал немного.

- Кто дал номер? - спросил он, немного понизив голос.

- Как вы могли так подло поступить? - сказала я чуть не плача. - Вот уже четыре месяца, как я жду вас, а вы вернулись к родителям.

Я не смогла сказать «женились». Мне казалось, что вот сейчас он скажет мне: «Замира, дорогая, все это неправда, я собирался ехать к тебе».

Но этого не случилось.

- Замира, я… не смог пойти против воли родителей, - сказал он уныло.

Я потеряла последнюю надежду.

- Ах так, - сказала я, не сдержав свой гнев. - Тогда сейчас же дайте мне развод.

- Ладно, - быстро согласился он. - Ты свободна. Даю тебе троекратный развод! - Он беспечно произнес эти слова.

Все во мне перевернулось. Подлец! Мерзавец! Дал мне развод даже не раздумывая!

Что теперь делать? Как мне быть? С кем я могу поделиться свое бедой? На мне нет греха перед Аллахом, но как я могу доказать, что пятимесячный ребенок в моем животе ни в чем не виноват? Если узнает отец - убьет, а мать - проклянет.

В отчаянии я позвонила сестре и сказала, что если и она не поможет, - умру. Сестра обещала что-нибудь придумать. Но я не могла быть в этом уверена, да и что я буду делать в Екатеринбурге? Опять мыть посуду в каком-нибудь ресторане? Думала и о самоубийстве, но побоялась брать грех на душу и отбросила эти мысли.

Мною овладело равнодушие. Иногда в Интернете на разных сайтах общалась со знакомыми, без особого интереса рассматривала их фотографии. А однажды мне пришло предложение дружбы от женщины под ником Хадича Кубро. Было ясно, что кокетливо смотрящие из-под черного хиджаба глаза ей не принадлежали, но почему-то я подумала, что она верующая.

Я не ошиблась. Хадича-опа оказалась набожной, отзывчивой женщиной. Через три дня знакомства я рассказала о случившемся со мной.

«Сестренка, самое главное - вы не согрешили, Создатель покажет вам путь», - написала она мне.

«Ребенок растет, скоро станет заметно, - написала я в надежде, что она сможет как-то помочь, - не знаю, что делать, подумываю о самоубийстве».

«Да вы что! Сгорите в аду, а если хотите пожертвовать жизнью, сделайте это во имя Создателя».

И тогда она сказала, что в исламе все братья и сестры, и она поможет мне всем, чем сможет. Выяснилось, что Хадича-опа живет в Турции, соблюдает предписания ислама и всю свою жизнь посвятила Создателю. Так как раньше я уже слышала нечто подобное от Умиды-опы, которая уехала совершать джихад в Сирию, никаких подозрений у меня не возникло. Мне показалось, что это самый правильный путь - отправиться в хиджрат для исполнения воли Создателя и ради него пожертвовать своей жизнью. Откуда мне было знать тогда, что люди, подобные Хадиче-опе, ловили на удочку таких, как я, - потерявших себя, уставших от жизни?

Каждый день она выходила со мной на связь по Сети и рассказывала об обязанностях мусульманки. Я начала психологически готовиться к джихаду, а точнее, - к принесению себя в жертву.

«Сестренка, если вы согласны пойти по праведному пути, завтра же выходите в дорогу, - написала однажды Хадича-опа в сообщении. - Сначала нужно будет поехать в Казахстан. В Алматы сядете на самолет до Баку. Там вас встретят наши люди».

Так я превратилась в робота, в память которого были заложены определенные приказы. Потом стало известно, что вся переписка с Хадичой-опой отслеживалась, и я находилась под наблюдением. Когда меня задержали, я подумала, что это еще одна моя неудача. Но на самом деле Создатель спас меня от большей беды. Ведь если бы не бдительность правоохранительных органов нашей страны, я уже давно превратилась бы в пушечное мясо или живую бомбу и убила бы ни в чем не повинных людей.

Получив жестокий урок, я поняла еще одну истину. Для тех, кто изображает из себя примерных мусульман и будто бы направляет на «путь истинный», ценность таких, как мы, - оказавшихся в безвыходном положении людей, - на самом деле не более чем шелуха от семечек. Приговором суда от 18 апреля 2014 года мне было назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 6 лет.

Правду говорят, что наказание непременно последует за преступлением. Мы начинаем ценить свободу, лишь оказавшись за решеткой. Я не возмущаюсь тем, что меня отправили в тюрьму. Самое главное - я на родине. Очень сожалею, что нахожусь далеко от своих детей и родителей, которые из-за меня тоже страдают, по моей вине они испытывают стыд.

Я дала себе слово, что если по воле Аллаха выйду отсюда, обязательно буду служить своей родине и народу.

Перевод Зухры Айходжаевой

Комментарии

Унаследует ли сын долю, если написал завещание только на жену?

26.05.2022, 16:45

«Написал завещание на свою жену на все имущество, которое у меня есть. Может ли мой сын (47 лет, живет отдельно и более 15 лет мы...
Как распределяются доли в квартире при отсутствии завещания?

25.05.2022, 16:38

«Как распределятся доли в приватизированной квартире после смерти мамы между папой, мной и заявившей о вступлении в наследство, дочерью мамы от первого брака (она из...
Алишер Усманов подал на развод с Ириной Винер после 30 лет брака

19.05.2022, 17:37

Российский миллиардер Алишер Усманов и легендарная тренер по художественной гимнастике Ирина Винер-Усманова приняли решение официально расторгнуть отношения после 30 лет брака. На мировой участок №205 в...
Международный форум «Диалог деклараций» продолжился в Бухаре

19.05.2022, 15:52

В Узбекистане продолжает свою работу международный форум «Диалог деклараций».  19 мая зарубежные участники мероприятия в составе представителей различных конфессий, видных богословов, религиоведов, правоведов из Северной Америки,...
Тема дня: Коронавирус
Погода: Ташкент
+26.23° небольшая облачность
Курсы валют
11063.01
USD -11.92
11809.76
EUR -53.71
197.47
RUB 2.57